Воронежская областная детская библиотека

Часть 1

     Если вам когда-нибудь, совершенно случайно, подвернётся возможность оказаться рядом с кроличьей норой, хорошенько всё обдумайте, взвесьте все «за» и «против», походите туда-сюда, поводите носком по земле, задумчиво почешите макушку, можете даже принять излюбленную позу Шекспира, но ни в коем случае не проходите мимо! Ведь, вероятнее всего, пару минут назад туда проскочил Белый Кролик. А за ним побежала Алиса. Ещё бы! Как вы помните, это был первый кролик в жилетке и при часах, которого девочка встретила в своей жизни!..

        

     Наверное, многим известна история создания забавной, умной и очень увлекательной книжки об Алисе – «Приключения Алисы в Стране чудес». Тогда, в далёком 1862 году, Льюис Кэрролл отправился на речную прогулку по Темзе, а компанию ему составили коллега и три девочки с гувернанткой. Одной из этих девочек и была Алиса. Во время этого маленького путешествия Кэрролл (между прочим, профессор математики) рассказывал сказку, в которой было много «всяких глупостей». Позже рукопись этой истории стала рождественским подарком для Алисы, а спустя ещё три года он вручил ей первый экземпляр первого издания «Приключений Алисы в Стране чудес».

      Но мало кто знает, что Кэрролл придумывал истории не только про Алису. Его стихотворения – настоящая находка для филологов и людей, которые обожают словесные игры. Здесь стоит обратить внимание на стихотворение «Бармаглот» из книги «Алиса в Зазеркалье». Его первое четверостишье состоит из несуществующих слов, но это не делает его менее остроумным:

«Варкалось, хливкие шорьки

Пырялись по наве,

И хрюкотали зелюки,

Как мюмзики в мове…»

     Не будем упоминать математические труды Чарлза Лютвиджа Доджсона (он же Льюис Кэрролл), а остановимся на книжках, известных и не очень, которые непременно понравятся всем детям и взрослым. Особое внимание, хотелось бы, уделить оформлению и переводам изданий об Алисе разных лет, которые, выражаясь словами самой героини, становятся: «Всё чудесатее и чудесатее! Всё любопытственнее и любопытственнее!»

     А чтобы нам было проще разобраться со всем, что сочинил Льюис Кэрролл, предлагаем поиграть в игру Додо «Бег по кругу». Сначала необходимо нарисовать круг (или не совсем круг, ведь «правильность формы несущественна»), а затем расставить, выбранных нами персонажей книжек Льюиса Кэрролла, без всякого порядка по кругу. Мы немного изменим правила, так как Алиса с Додо, попугайчиком Лори и другими героями пытались таким образом согреться, у нас же цель другая – узнать что-нибудь интересное о героях книжек Льюиса Кэрролла. Поэтому мы разместили их по кругу, а вам необходимо закрыть глаза, представить себя в волшебной стране и ткнуть пальцем в любого персонажа, а затем найти информацию о нём под кругом. Всё, конечно же, перепутается! Прямо как в нашей любимой Стране чудес!

 

Снарк, на которого все почему-то охотились...

…И со свечкой искали они, и с умом,

С упованьем и крепкой дубиной,

Понижением акций грозили притом

И пленяли улыбкой невинной… 

 

     Эти строки присутствуют практически во всех главах (по-кэрролловски, в переводе Григория Кружкова, «воплях») «Охоты на Снарка». Сюжет поэмы, на первый взгляд, прост: группа людей и бобёр отправляются на поиски странного существа по имени Снарк. Примечательно, что все имена в оригинале начинались на английскую букву «B». В самом удачном, на наш взгляд, переводе Кружкова эта традиция сохранена – все имена начинаются на «Б»: Банкир, Барахольщик, Булочник и т.д. Капитаном и предводителем становится Балабон, который, как выяснится в ходе повествования, «из моряцких наук знал единственный трюк – балабонить на весь океан». Ни он, ни его товарищи ничего точно не знают о повадках Снарка, да и вообще о конечной цели охоты.

      «Эта книга – сущая бессмыслица и, как всегда бывает с лучшими в мире бессмыслицами, свой особый смысл в ней есть», - пишет во вступлении к поэме иллюстратор Крис Ридделл. И он абсолютно прав! Вот только не пугайтесь слова «поэма», потому что вряд ли когда-нибудь вы прочтете более забавное стихотворное произведение:

 

«…Это был Браконьер, но особых манер:

Убивать он умел лишь бобров,

Что и всплыло поздней, через несколько дней,

Вдалеке от родных берегов.

И вскричал Балабон, поражен, раздражен:

«Но бобёр здесь один, а не пять!

И притом это – мой, совершенно ручной,

Мне б его не хотелось терять».

И, услышав известье, смутился Бобёр,

Как-то съёжился сразу и скис,

И обеими лапками слёзы утёр,

И сказал: «Неприятный сюрприз!..»

 

 

 

 

     Текст сопровождается остроумными иллюстрациями английского художника Криса Ридделла. Художник изобразил Снарка в виде пушистого бирюзового птенца с жёлтым клювом и тонкими лапками. Такого просто невозможно бояться!

       А вот Буджум, по мнению охотников, зверь опасный! Но и он на картинках Риддела вызывает скорее симпатию, чем страх. Хворобей же и вовсе заставляет без устали хохотать!

«Хворобей – провозвестник великих идей,

Устремленный в грядущее смело;

Он душою свиреп, а одеждой нелеп,

Ибо мода за ним не поспела…»

     Образ Хворобья (в пер. Г. Кружкова) (Jubjub bird) ранее уже использовался Кэрроллом всё в том же «Бармаглоте». В других переводах Хворобья называют Джубджубом (пер. М. Пухова), Жутконосом (пер. Л. Яхнина), Соловьем-разбойником (пер. С. Шоргина) и т.д.

     Абсурдные с точки зрения логики события, начиная с самой охоты и заканчивая судом над козой и падением Булочника, наполнены глубокомысленным содержанием.

     Собственно говоря, к этому выводу пришли взрослые. Пока они переводили поэму Кэрролла, пока читали её да перечитывали, решили они, что вовсе она не детская, слишком уж глубина в ней глубокая. Как вам это нравится? Да только до сих пор никто так и не пришёл к единому мнению по поводу «Охоты на Снарка». В прологе к «Снарку» Григорий Кружков просит обратить внимание на то, что поэму писал математик, а математическая модель человеческой жизни и поведения допускает множество разнообразных постановок.

     «Недаром один оксфордский студент утверждал, что в его жизни не было ни единого случая, чтобы ему (в самых разнообразных обстоятельствах) не вспомнилась строка или строфа из «Снарка», идеально подходящая именно к этой ситуации.

     Страшно и подступиться к такой вещи переводчику. Вот ведь вам задача. Блоху подковать!»

     Кто-то считал, что Снарк – это атомная энергия, кто-то называл эту охоту аллегорией погони за счастьем (версия эта, кстати, приглянулась самому Кэрроллу), сам автор писал, что Снарк – это Буджум, и никакого другого значения у него и в мыслях не было. Но, думается, в первую очередь, Льюис Кэрролл хотел, чтобы его читатели сами решили, кто для них Снарк.

     «Когда ты прочтешь «Снарка», — писал Кэрролл одной из своих приятельниц-девочек, — то, надеюсь, напишешь мне, как он тебе понравился и все ли было понятно. Некоторые дети в нём так и не разобрались. Ты, конечно, знаешь, кто такой Снарк? Если знаешь, то скажи мне, потому что я не имею о нём никакого представления».

 

         

Билль, который вылетел в трубу

- Эй, Билль! Слышишь? Хозяин велит тебе лезть!

«Ах, вот как! – подумала Алиса. – Значит, лезть приходится Биллю? Все на него сваливают! Я бы ни за что не согласилась быть на его месте…»

 

     Оказывается, вылететь в трубу можно как в прямом, так и в переносном смысле. Обычно «вылетел в трубу» говорят о человеке, который терпит убытки или неудачу в делах. С ящеркой Биллем случилось и то и другое, причем в один день! Когда Алиса изо всех сил поддала ногой, бедный Билль вылетел через дымоход  прямо в кусты! Кто принесет лестницу? Билль! Кто полезет в трубу? Билль! Кто виноват, что черепица оторвалась от крыши? Конечно же, Билль!

     Даже на суде с ним случилось несчастье. Во время письма, как вы помните, у крошки Билля постоянно скрипел грифель. И это жутко тревожило и раздражало Алису. Поэтому девочка, улучив удобный момент, выхватила грифель у Билля. Бедняга ничего не понял и так и продолжил писать на доске, но теперь уже пальцем, который, естественно, не оставлял ни единого следа.

     Затем и вовсе произошло досадное недоразумение. Второпях Алиса посадила Ящерку Билля вниз головой, то есть ногами вверх. Повернуться у него никак не получалось и он грустно махал хвостом.

     «… Она (Алиса – прим авт.) быстро взяла его и посадила как следует.

     Про себя же подумала: «Конечно, это совсем неважно. Что вверх головой, что вниз, пользы от него на суде никакой!»

     А Билль тем временем застыл в неподвижной позе, «широко раскрыв рот и уставившись в небо, - видно никак не мог опомниться».

    В пересказе Владимира Набокова Билля зовут Яша или Яша-Ящерица, а Леонид Яхнин и Владимир Орёл называют его Биллом. В пересказе Бориса Заходера сохраняется, как нам кажется, самый удачный вариант пересказа, и Билль остается Биллем, но уже не Ящеркой или Ящерицей, а Тритоном.

     Существует мнение, что Кэрролл неспроста назвал своего героя Bill, ведь в переводе с английского «bill» означает «законопроект». Таким способом писатель посмеялся над тогдашними действиями парламента своей страны.

 

Синяя Гусеница, раздающая советы

- Вернись! – закричала Гусеница ей вслед. – Мне нужно сказать тебе что-то важное.

Это звучало заманчиво – Алиса вернулась.

- Держи себя в руках! – проговорила Гусеница…

 

     А как это? Держи себя в руках? Вы когда-нибудь пробовали себя держать? Как по-нашему, так это довольно проблематично осуществить на практике. Думается нам, у этого выражения есть другое значение. Если мы обратимся к «Фразеологическому[1] словарю русского языка», то с лёгкостью отыщем значение этого словосочетания – «сохранять самообладание, сдерживать себя от проявления чувств (чаще волнения, гнева, раздражения)».

   Вы, должно быть, помните абсурдный диалог Алисы и Синей Гусеницы, когда она посоветовала девочке держать себя в руках. Самые внимательные читатели заметили, что разговор этот движется по кругу. Особенность эту удалось запечатлеть художнику Джону Тенниелу. Основной акцент здесь сделан на кольцо, образованное трубкой, оно же является центральной частью композиции. Интересно рассмотреть иллюстрации разных художников одной и той же сцены.

 

 

«…Джон Тенниел создал ёмкий визуальный комментарий к этому эпизоду (разговор Алисы с Синей Гусеницей – прим. автора), что другим художникам трудно было что-то добавить. В этой иллюстрации есть оптическая иллюзия: Гусеница сидит спиной к зрителю, и нам кажется, что у неё человеческое лицо, хотя то, что мы принимаем за нос и подбородок – на самом деле её ножки…». (Из кн. «Алиса в Стране чудес. В Стране чудес Алисы»).

 

 

Совсем иначе увидел эту же сцену художник Сальвадор Дали, который просто не мог пройти мимо «Алисы…» Гриб у него напоминает ядерный взрыв, а гусениц, у Дали, две: натуралистичная маленькая и живописная большая. Алиса же на всех иллюстрациях художника изображена в виде девушки со скакалкой, платье которой скорее напоминает наряд Дюймовочки.

 

 

«Акварели Артура Рэкхема выдержаны в тонкой цветовой гамме с использованием сочетаний оттенков серого, лилового, оливкового. Линии прихотливы, но точны и выразительны. Мягкая акварель сочетается с жестким перьевым рисунком. Алиса изображена здесь скромной, воспитанной девочкой, а выражение лица Гусеницы надменно-иронично, как будто она считает, что она во всём, и особенно в том, что касается ума и опыта, превосходит свою собеседницу». …». (Из кн. «Алиса в Стране чудес. В Стране чудес Алисы»).

     Как вы уже заметили, не везде Гусеница синего цвета. А почему? А потому, что в оригинале она просто Гусеница, причем, как и Соня, мужского рода (англ. Caterpillar — он), но в прекрасном переводе Нины Демуровой она обрела синий окрас. В переводе Яхнина Гусеница стала Куколкой, а у Заходера – Червяком!

 

Черепаха Квази,который рассказал Алисе свою грустную историю

- Занятия почему так называются? – пояснил Грифон. – Потому что на занятиях мы у нашего учителя ум занимаем…А как всё займем и ничего ему не оставим, тут же и кончим. В таких случаях говорят: «Ему ума не занимать». Поняла?..

 

     Если вы услышали, что кому-то «ума не занимать», значит, речь идет об очень умном и сообразительном человеке. Правда обычно всё происходит не совсем так, как описал Грифон. Ведь, получив знания от учителя в школе, мы ни в коем случае не отнимаем их у него!

     Рассказ Грифона и Черепахи Квази из девятой главы – интереснейший эпизод «Алисы». Черепаха относится к тем персонажам, которые были придуманы автором из различных поговорок. В оригинале его зовут Mock Turtle. В тот момент, когда Алиса спрашивает, кто же он такой,  Королева сообщает ей: «It’s the thing Mock Turtle Soup is made from» — то есть то, из чего делают «как бы черепаший суп». В каноническом переводе Демуровой эта фраза звучит так: «Это то, из чего делают квазичерепаховый суп», то есть «суп из ненастоящей (как бы) черепахи». «Mock turtle soup» — имитация традиционного деликатесного супа из зеленой черепахи, который готовится из телятины. Вот такая интересная игра слов! Поэтому художники изображали это существо с головой телёнка, хвостом и задними копытами.

 

«- Когда мы были маленькие, мы ходили в морскую школу. Учителем у нас был старик Черепаха. Мы звали его Спрутиком.

- Зачем же вы звали его Спрутиком, - спросила Алиса, - если на самом деле он был Черепахой?

- Мы его звали Спрутиком, потому что он всегда ходил с прутиком, - ответил сердито Черепаха Квази. – Ты не очень-то догадлива!..»

 

                             

        Чеширский кот, который периодически                         куда-то исчезает                                          

- А что здесь за люди живут? – спросила она.

- Вон там, - сказал Кот и махнул правой лапой, - живёт Болванщик. А там, - и он махнул левой, - Мартовский Заяц. Все равно, к кому ты пойдешь. Оба не в своем уме.

- На что мне безумцы? – возразила Алиса.

- Ничего не поделаешь, - заметил Кот. – Все мы здесь не в своем уме – и ты, и я.

 

     Философия Чеширского Кота знакома многим, но откуда взялся этот персонаж? Кот появился из выражения «Тo grin like a Cheshire cat», то есть «Усмехнуться как Чеширский кот». На сайте журнала «Arzamas» можно найти информацию о предполагаемом происхождении этой фразы: «Возможно, оно возникло потому, что в графстве Чешир было много молочных ферм и коты чувствовали себя там особенно вольготно, или потому, что на этих фермах изготавливали сыр в форме котов с улыбающимися мордами (причем есть их полагалось с хвоста, так что последнее, что от них оставалось, — это морда без туловища)».

     А фраза Алисы «Коту на короля смотреть не возбраняется» (пер. Н. Демуровой), ставшая ответом на грубость Короля по отношению к коту, и вовсе отсылает нас к старинной пословице  «A cat may look at a king», которая означает, что даже у самых низших слоев населения есть права.

     Год от года Чеширский Кот менялся и преображался под карандашами и кистями различных художников. В двадцать первом веке воссоздать образы героев сказки Кэрролла можно с помощью различных компьютерных программ. И даже разукрасить рисунки Тенниела (первого иллюстратора «Алисы») не проблема в наше время.

 

А это Кот и Алиса из Африки, знакомьтесь!

 

Королева, которая была очень несдержанной дамой 

 - «Рубить сплеча…» - прочитал Король и снова взглянул на Королеву. – Разве ты когда-нибудь рубишь сплеча, душечка?

- Никогда, сказала Королева. И, отвернувшись, закричала, указывая пальцем на бедного Билля: - Рубите ему голову! Голову с плеч!

- А-а, понимаю, - произнес Король. – Ты у нас рубишь с плеч, а не сплеча!..

 

     Королева, как известно, была не только человеком, который совершает необдуманные поступки, но и на самом деле отправляла всех провинившихся к палачам! Хотя, если верить Грифону, в стране Чудес так никого ни разу и не казнили!

     Кэрролл часто делает в «Алисе» отсылки к другим литературным произведениям. Чаще всего в книге цитируется любимый англичанами (да и нами) Уильям Шекспир. Так, фраза «Рубите ему (ей) голову», которую так любит произносить Королева, это прямая цитата из «Ричарда III».

 

  Вот и подошло к концу наше путешествие по Стране чудес Льюиса Кэрролла. Надеемся, эта выставка станет для вас прекрасным поводом перечитать истории немного странного, но такого талантливого англичанина. А для тех, кто ещё не знаком с его творчеством – впервые открыть для себя этот волшебный мир.

 

Использованная литература

1. Кэрролл Л. Алиса в Стране чудес / Л. Кэрролл ; пер. с англ. Н. М. Демуровой ; ил. Т. Янссон. – Москва : РИПОЛ классик, 2010. -
– 136 с. : ил. – (РИПОЛ-КиТ).

2. Кэрролл Л. Алиса в Стране чудес / Л. Кэрролл ; переск. Вл. Орла ; худож. Г. Калиновский. – Москва : Детская литература, 1988. – 144 с.

3. Кэрролл Л. Алиса в Стране чудес : сказочная повесть / Л. Кэрролл ; пер. с англ. Н. Демуровой ; стихи в пер. С. Маршака, Д. Орловской, О. Седаковой ; худож. Р. Ингпен. – Москва : Махаон, Азбука-Аттикус, 2012. – 192 с.

4. Кэрролл Л. Охота на снарка : поэма / Л. Кэрролл ; пер. с англ. Г. Кружкова. – Москва : Издательство АСТ, 2017. – 96 с. : ил. – (Волшебные миры Криса Ридделла).

5. Кэрролл Л. Приключения Алисы в Стране чудес / Л. Кэрролл ; переск. с англ. Б. Заходера ; худож. Э. С. Гороховский. – Нижний-Новгород : Волго-Вятское книжное издательство, 1991. – 175 с.

 


[1] Фразеологизм – устойчивый оборот речи. 

 

Мария Сычева

Полезные советы Коллегам О библиотеке Полезные ссылки Читателям Электронный каталог Календарь