Воронежская областная детская библиотека

Чёрно-белая зима

- Я не буду скучать по дому.
- Ты уверен?
- По какому дому мне скучать?
- По своему собственному дому, по папе.
- Мой папа – чудик.
- Именно по таким папам и скучают.


    Отец десятилетнего Томаса, что уж скрывать, личность незаурядная – мечтатель, сочиняющий книги, которые никто не издает. Горе-папаша чистит картошку уже в вареном виде, приводит в дом странных друзей-артистов, которые частенько подтрунивают над Томасом, а тётушка Фи и вовсе называет его  «чудаком», абсолютно не приспособленным к жизни. Порой мальчику бывает стыдно за отца. Вот, к примеру, тот случай, когда Томас увидел на мосту человека, держащегося за фонарь. Томас сразу же понял, кто это, ведь только его отец может выглядеть так несуразно! Так нелепо размахивать руками…

     Как же мальчик не любит, когда родитель валяет дурака на людях!.. Более того, отец совсем не занимается воспитанием Томаса! Скорее, ребёнок и его папа просто живут в одном доме, пытаясь преодолеть общее горе – смерть любимой матери и супруги. Но обоюдная горячая любовь всё же витает в воздухе заснеженного Амстердама. Любовь в книгах, подаренных отцом маленькому Томасу, в совместных вечерних посиделках, в стремлении отца заработать на еду и одежду для сына, занимаясь противной ему работой цензора. Правда, мальчик пока до конца не осознает этого.

     …Посередине моста мы остановились. Мы увидели мост Махере Брюх и там, вдали, Синий мост. По льду как по широкой белой дороге, шла женщина в черном пальто и везла за собой санки, на которых сидел маленький мальчик. Ну совсем как на рождественской открытке. А если я чего-то терпеть не могу, так это таких вот слащавых рождественских открыток.

-Не люблю Амстел, - сказал я.

- Амстел красивый, - сказал Пит Зван.

-Мы дома не праздновали Рождество, - сказал я.

- А-а, - сказал он…

       В общем, единственное, что согревает Томаса этой холодной зимой – дружба с Питом и Бет Званами. И ещё кое-что… Ностальгия. Ностальгия по войне. О той холодной, голодной, мерзкой войне Томас вспоминает с ностальгией, ведь тогда мама была ещё жива, папа счастлив, а у мальчика имелась своя собственная комната! У Пита Звана есть комната в огромном особняке, но его родители куда-то пропали. Ближе к концу романа Томас узнает страшную тайну о судьбе папы и мамы Пита - они стали жертвами холокоста. Эту и многие другие тайны хранят дома и улицы города, покрытая льдом река Амстел все пять лет немецкой оккупации скрывала свое несчастье, женщина в чёрном пальто, которая везет за собой санки с маленьким мальчиком, тоже несет в себе страдания тех лет. Война оставила глубокий след в душе каждого героя книги, но зима 1947 года, такая капризная, холодно-жаркая зима, непременно всё расставит по своим местам.

 

Гестел П. ван / Зима, когда я вырос: [для сред. и ст. шк. возраста] / П. ван Гестел; пер. с нидер. И. Михайловой; ил. Ю. Блюхер. – Москва: Самокат, 2014. – 344 с. – (Лучшая новая книжка).

Полезные советы Коллегам О библиотеке Полезные ссылки Читателям Электронный каталог Календарь